Петь, чтобы говорить

Их семейная география начинается в Чикаго, простирается до Курска, где они познакомились и продолжается в Брисбене. Дома семья Анны Бигдан говорит только на русском. О двуязычии во втором поколении, бонусах второго языка и важности пения в его изучении рассказывает преподаватель Свято-Николаевской русской школы и регент Свято-Николаевского кафедрального собора Анна Бигдан.

Дети — это второе поколение билингвов в вашей семье? Все начало с вашего мужа?

Да, он вырос за границей, родился там. У родителей мужа было правило — дома только русский язык. Они всегда говорили с ним по-русски. В Чикаго, где он рос, была большая русская община и у них было очень много русских друзей. Так получилось, что в то время в Чикаго общественные школы были неблагополучные. Белому ребенку было небезопасно даже ходить по улицам одному и несколько лет он учился дома, по русским учебникам. Вышеперечисленные факторы, и конечно, русские книги, фильмы, песни, мультики, русская культура способствовали сохранению языка. Сейчас он 100% говорит, думает, пишет на двух языках. В первый раз мой, тогда еще будущий, муж поехал в Россию в 22 года. Мы почти сразу познакомились и у нас оказалось очень много общего.
Читать далее Петь, чтобы говорить

Милый мой дом

Мне прислали фотографии дома, где я выросла. Во дворе теперь ни одного дерева. Вишня, абрикос, груша, слива, котрую я сажала еще с бабой Маней — бабушкиной крестной мамой, все пропало, исчезло и теперь живет только в моей памяти. Там же осталось ореховое дерево. Раскидистое, дарившее летом тень и прохладу, а каждую осень мешок грецких орехов, которые надо было сначала найти среди листьев, а потом отчистить от толстой йодовой шкурки, просушить и только потом разбивать.
Читать далее Милый мой дом

Мама, не молчи!

«Мой совет один: говорить, говорить и говорить с ребенком, даже если «лапы ломит и хвост отваливается». Наталья Бестужева — преподаватель студии «Матрешка» в Сиднее и просто мама. Рассказывает о том как сберечь родной язык у детей, когда растут они за границей.

Наша австралийская история началась 7 лет назад. Анюта (15 лет) — ученица 9 класса, приехала в Австралию в возрасте 7 лет. Александр (4.5 года) — родился уже австралийцем. Говорят с удовольствием на двух языках. Характеры стойкие, нордические.
Читать далее Мама, не молчи!

Не со мной

Чаще всего я скучаю, когда вижу на чужих фотографиях снег. Когда понимаю, что место нашей прописки в Петербурге таково, что Ева могла бы учиться в одной из лучших школ России.

Когда считаю сколько лет я не видела друзей из прошлого, у многих из них уже появился второй ребенок. А я первого помню лишь грудничком. Когда наступает календарная весна и на другой стороне планеты распускается сирень, ландыши и тюльпаны и я опять не смогу прийти к на могилу к бабушке в ее день рождения.
Читать далее Не со мной

Язык бывает мамин и папин

В своем книжном аккаунте инстаграм я запустила проект про русский язык. Как его берегут, сохраняют люди, живущие вне языковой среды. Тем, кто живет в своей стране и говорит с ребенком на языке общества, сложно поверить, что где-то собственные дети могут в один день просто отказаться разговаривать на языке родителей. И это не будет зависит от плохих отношений между ними, это просто будет означать, что язык среды гораздо сильней языка семьи.
Читать далее Язык бывает мамин и папин

Два год и три месяца

Два года я писала про нее почти каждый месяц. Фиксируя ее взросления и умения, мои чувства к ней. В первую очередь потому, что для меня это письма в будущее о моей настоящей Еве себе самой, у которой Ева уже другая. И я думала даже прекратить это делать после ее двух, ну, не до 18 же правда все это продолжать, но поняла сейчас, что не могу. Хочу запомнить, задержать эти кусочки ее детства и нашей жизни вместе.
Читать далее Два год и три месяца

Два года

img_20161105_144104Всего каких-то два года назад, я ковыляла со схватками от парковки до госпиталя под дождем и удивленные, жалеющие меня, взгляды прохожих. Месяц назад я танцевала в новой пышной розовой юбке под «В Питере пить», а рядом кружилась моя дочка. Какие разные дни, какие одинаковые эмоции! Я помню весь день, когда пришла ко мне моя девочка. От ночи, раннего утра, долгого дня и до вечера, когда она наконец родилась. Помню свои мысли, страхи, мольбы и молитвы. Помню даже слова, которые муж говорил мне в роддоме. И, уж конечно, я помню ту эйфорию, которая накрыла меня после ее появления на свет. Какое-то бесконечное блаженство оттого, что все закончилось, простая женская радость от серьезного взгляда нового, но родного человека и гордость, что я смогла.
Читать далее Два года

Я мама

Когда я иду в душ, то сообщаю об этом всем обителям своей квартиры. Я привыкла. У меня нет обеденных перерывов, возможности поспать подольше в выходной, графика 2 через 2. Ведь я не работаю, я мама.

Вот уже два года я не закрываю дверь в туалете, когда мы с дочкой одни дома. Потому что сначала было страшно, что не услышу, как она будет плакать, теперь закрыться мне просто никто не даст. Дочка будет волноваться, долбить своими кулочками, уж лучше пусть будет открытой, я не стесняюсь.
Читать далее Я мама

На пороге двух

«Это Евино!», — раздается по квартире недовольный, громкий голос дочери. Евино теперь все. Игрушки, книги и даже рисовая печенька, которую мне вздумалось откусить. Огромное горе случается, если вещь оказалась нужна кому-то еще, пришедшему в гости ребенку например, папе или даже маме. Говорю, давай поиграем в магазин. Сделали витрину, расставили книги, игрушки. Объясняю: ты — продавец, я — покупатель. Вот тебе денюшка, а я возьму твоего зайчика. «Нет, — отвечает мне девочка с хвостиками, — это Евино». Хорошо, давай я возьму эту книгу. «Нет, — это тоже Евино», — отвечает она. Понятно, сказала я и предложила почитать. Буквы у меня еще не забирают, но переворачивает страницы сама, только сама.

Читать далее На пороге двух

Маленький русский

Я открыла магазин детских книг на русском языке.

Очень рада, что сделала это после первой проскользнувшей в голове идеи. Потому что если бы думала долго, то ничего не было бы. Потому как страшно, что не получится, что не будут покупать, скажут, что дорого, что книги неинтересные. А теперь все, магазин есть, надо работать, развивать и, конечно продавать. Последнее самое сложное.
Читать далее Маленький русский